Fototysa (www_fototysa_ru) wrote,
Fototysa
www_fototysa_ru

Из творчества физтеха Юджина (Е.Московца).

Продолжаю знакомить см творчество Юджина, которым он периодически радует меня.

PART I

Ну что ж, давай, шуруй по холодку" - этой даже не парой фраз, а
одной но ёмкой, которая, тем не менее достаточна в своей
"бессмысленной выси" - пожелали мне счастливого пути Мишка и Серега
- два физтеха с которыми я делю крышу, доступ к интернету, a иногда и
кусок поверхности оптического стола. Один из них, знакомый нам всем
Мишка Якшин - потомственный лыжник и интеллигент первого поколения
(версия 1.0), способный одним взглядом, а главное, одним словом
ознакомить окружающих со всей бурей эмоций и переживаний,
для описания которых Лео Толстому нужны одновременно Наташа Ростова,
Наполеон, драгунский полк, распитица, распутница .. что такое?...
да, блин, ... простите... клавиатура что-то глючит..вот так правильно
- распутица,
прочие описания природы на полстраницы, из которых читателю запомнится
только одна гениальная строка:
...в заду Наполеона раздавались шепоты; он пообедал..
Точка с запятой здесь несет глубокую смысловую нагрузку.

В дополнение отмечу, что Мишка - представитель того бесстрашного
поколения Квантов, которое дало миру двух знаменитых
путешественников, двух Серег: Тыртышного и Станичного.

Другой провожающий и тоже Серега - редкая в Америке птица с ФУПМа,
горнолыжник с подбитым крылом, но в свободном полете;
в отличие от Якшина, мастер не только одного, но многих других
понятных нам физтехам слов, среди которых, например, пробегает
шедевральное: "гомотетичный в смысле Дарбу",


"С утра необутыми", они оба вышли на улицу просто посмотреть на меня,
с грустью наблюдая за моими попытками завести машину на холоде.
Я улетал в Сан Хозе (произносится как Сан-озей), в далекую солнечную
страну их мечт под названием Калифорния, а они оставались топтать
опавшие листья вблизи эпицентра зоопарка, который начинал готовиться
к суровой Мэрилендской зиме.

Воодушевленный, я наконец "пошуроффал" в сторону местного аэропорта,
взяв управление рулем молодой, но хорошо обьезженной Хонды. Местный
Балтиморский аэропорт хотя и небольшой, но очень удобный. Взлетная
полоса Би-Дабл Ю-Аи имеет беспересадочную и значит вполне интимную
связь с аэропортами в Лондоне и взлетными полосами трех Карибских
островав. Все они, и это не странно, главные центры отмывания бабла
- как честно, так и не совсем честно нажитого антрепренерами разного
пошива, разлива и окраса в их вечной тяге спрятать его (бабло) от
загребущих рук мирового правительства. Так вот, как писали классики 19
века: милый мой читатель - увидите Рыжего Ребенка (рот чайльда) -
попросите его банчок поставить прямо здесь, в Балтиморе, чтоб
работящему пиплу раз в месяц не летать в этот Лондон.

Что мы не видели в этом Лондоне? Да ничего мы в Лондоне не видели. У
мужиков там какой-то косящий взгляд - они как бы смотрят не на тебя, а
сквозь тебя, у баб - вытянутые рожи, никто из этих коз тебе не
улыбнется, а главное - кругом звучит этот шепелявый говор, который я
давно перестал понимать. Путешественники в Азиопу неоднократно
отмечали, что когда перелетаешь с нашего большого (но в общем-то
острова) на азиопский берег, то исчезает главное - а именно, улыбки с
лиц аборигенов. Навсегда.

Наверно больше улыбались папуасы путешественнику Генри Стэнли когда
он, страдая от комариных укусов, с фурункулом на носу и еще на одном
интересном месте искал некоего доктора Л., бичевавшего в джунлях
Африки, где-то у истоков Нила. Искал он его не просто так, а на спор с
Тони Беннетом, редактором Нью-Иорк Геральд. Так вот назло редактору,
нашел он этого доктора, хотя и он сам, и мало кто вокруг верил в эту
затею.

Нам, сто сорок лет спустя, нетрудно напрячь мозг и догадаться, что во
всей восточной Африке разлива 1872 года бичевало по порядку величины
два импортных дядьки, один из которых пил ирландское виски. И эти
двое, как пара электронов у одного Купера или Чингачгук и Монтигомо у
другого Купера, естественно, притянулись. Или как две капли виски на
сильно гидрофобной поверхности. Американец Стэнли, улыбаясь, из-за
пальмы вышел к Ливингстону - а тот в этот момент вскрывал нарыв на
коленке от укуса мухи цеце, и спросил как бы шутя - "Др. Ливингстон ,
полагаю...типа?" Ливингстон - здесь умалчивает официальная версия,
но по слухам, чисто по-английски ему подыграл - "Ну да,
"типадоктор".. ОК, ну и что у нас болит?" Отметим, что оба тупо не
произнесли при встрече англоязычную приговорку "хау ар ю".

Шутку Стэнли про "полагаю" мир оценил... этой вот короткой фразой и
гигантским водопадом, который он обнаружил сплавляясь на матраце по
реке Конго, подробно описал, и назвал в свою честь, он застыл в виде
строчки внутри параграфа в 19-ом томе анналов географических открытий.
После отчаливания надувного матраца со Стэнли вниз по реке Конго, Др.
Ливингстон с грустью подумав наверное, что "я тебя никогда не увижу"
долго еще медитировал на бутылку, где на донышке плескались остатки
коричневатой аква вита (Виски по Гэлльски означает вода жизни,
почему-то меня это не удивляет) но потом, выловив здоровенного карпа в
озере Танганьика, просек, что не "в вино веритас" и продолжил тянуть
свою лямку гуманиста и просветителя.
В поисках истока Нила он некоторе время продолжал делать радиалки из
своего лагеря, исследуя русла мелких рек, иногда
нападая на окрестных арабских работороговцев, при этом грозя им
пальцем. В конце-концов, среди болот, комарья и прочих миазмов, он
что-то сьел и, спустя пару дней, склеил ласты от дизентерии. Было б
виски под рукой - наверняка бы не склеил. Вообще-то личный опыт
показывает, что мастерство делания аква виты из бананов доступно не
всем просветителям. На моей памяти данный процесс был освоен только
Володей Липатовым - за это 1 апреля 1986 года благодарные жители
присвоили ему звание почетного академика и назвали его именем даже не
водопад, а целую улицу в поселке Мострентген.

Таких идеалистов, как Ливингстон развелось много в начале 20-го века,
но не в Северной Родезии, а в другой более северной и тоже империи, в
той ее части, которую можно назвать Арктическим Гондурасом. В этом
Гондурасе миллионы гуманистов и просветителей, погрозив пальцем
антидемократическому режиму - всем этим человеским паразитам,
кровососам и упырям - Романовым, Ренненкампфам и Рябушинским -
закончили поиски истоков своего Нила и прочих там Внутренних Монголий
среди топей, топтунов и комарья которым богат Арктический континент, и
который по кошмарам своей природы (одно слово Минусинск заставляет
поёжится даже Мишку Якшина, вьехавшего в Долгопрудный из города Вятки
на заснеженном поезде в начале сентября 1974 года) и величине не
уступает Африке.

Кстати, сам Генри Стэнли, будучи в молодости "нормальным пацаном"
поучаствовал в крутой разборке между двумя американскими
группировками, почти сразу получил под дых и очнулся в бараке, где
провел год и страдая от той же дизентерии. При этом антисанитария в
том бараке была устроенна северными гуманистами для окончательной
пацификации просветителей-конфедератов, давивших вшей в
противоположных траншеях. К счастью для географов и Ливингстона, злой
рок обошел Стэнли стороной, сначала в лагере, а потом и в джунглях
Африки.
Вернувшись в Нью-Иорк, он обобщил в первой же лекции - "Не ходите
дети в Африку гулять". Эту вторую крылатую фразу у него впоследствии
украли. Заметим, что все полтора часа - времени чтения лекции -
проигравший спор редактор Беннет скакал на одной ноге по сцене эдаким
придурком и громко кукарекал. Здесь, без пацифизма, отметим, что и
черный континент, и даже гигантский серо-буро-малиновый город
называющий себя Нью-Ёрк, и вместе с ними весь остальной мир (про
остальной мир за морями, окружающими наш остров, мне рассскал
Тыртышный) - бывают разными.

"А теперь расскажи мне, геноссе, как вы умудрились просрать такую
замечательную страну?" - спросил я бывшего жителя Капской колонии,
мотавшего срок поваром в каком-то летнем лагере в Нью-Хэмпшире. Он
выпил стакан русской белой и замолчал. Когда я ему спел по-английски
"Трансвааль Трансвааль страна моя, ты вся горишь в огне" - он мне
подпел ... смахивая с разпушенных усов скупую бурскую слезу -

Только два африканских пригорка,
Только пыль и палящий зной,
Только тропа между ними,
Только Трансвааль за спиной...

И вот Балтиморский аэропорт - он знаменит еще и тем, что единственный
имеющийся там М@Т банкомат не выдает бабло по приказу из 4 цифр
набраных на его передней панели. То есть, сволочь эта делает вид, что
бабло таки пытается выдать и даже показывает краешек пачки из плотно
сжатых купюр, но пачку эту вытащить из узкой железной щели
невозможно. Попытка применения силы приводит к полному фиаско: за
увертюрой - когда вцепившись двумя руками в свои двадцатки пацан рвет
бумагу на себя, и, ненавидя агрегат, вопит - отдавай мое бабло, урод
блин - сразу следует финальный аккорд, состоящий из медленного
засасывания пачки купюр через щель назад в железный ящик.
В этот момент надо беречь пальцы. Спасибо тебе М@Т, что взял деньгами,
а не частями моего организма.

Пересчитал зеленые бумажки - 7 долларов. Хватит, для остального есть пластик.

Когда я жил в России, то у меня там было мало денег, зато было много
друзей, в том числе и при деньгах - Шура Миллионер и Юрий Василич
были главными моими кредиторами. Здесь у меня нет ни одного друга, у
которого я мог легко острелить бабло, зато в Америке, у меня появился
(правда не сразу) один приятель - пластиковая карта - и он всегда
готов пойти мне навстречу.

PART II

Здравствуй, страна родная, страна мечтателей, страна ученых.. Вот она
- Калифорния, я - у врат Силиконовой долины, это не страна - это
песня.

Я стою в Сан-Франциском аэропорту, кругом мрамор и я быстро двигаю
ватными (после 6 часового полета!) ногами по этой всей икэбане,
лечу навстречу судьбе в помятых джинсах, легко перемещая руками
потертый чемодан. Мне как-то стыдно его колесиками портить сверкающий
пол.

Ну и где тут у нас машины напрокат? Ага, вижу знак и иду по
стрелкочкам. Ага, м-да похоже сделал круг.
Не страшно, бывает. Теперь внимательней, опять иду по стрелочкам и
опять с тем же результатом.
Как учит Эйнштейн, два эксперимента, полученные в разное время на
одном и том же приборе в принципе дают один и тот же результат. После
того как Эйнштейн этот исторический факт обнаружил внутри своего
мозга, он забежал к жене скульптора Коненкова за маркой (это то, что
она потом говорила соседке), и, показав язык ее коту по кличке
Шредингер, отослал письмо в журнал Аналы Физики.
ОК, ищем языка, находим... мне указывают на то, что типа напрасно я
ДиракOм неумным ищу решение в 2Д, а где-то рядом существует одно из
четырех полотен эскалатора, через которое и лежит путь наверх, так
сказать, в третье измерение, и там искомый ответ.

Надо было просто написать большими буквами - путь к машине лежит через
эскалатор на третий этаж, а не ставить кругом эти дурацкие стрелочки,
которые весь поиск ограничивают плоскостью. На третьем этаже узнаю
интересную новость, к рентованой машине надо ехать ещё дальше - в
подкидыше. Подходит подкидыш из четырех вагонов, кресел в нем
почему-то нет, и я еду и наблюдаю разноцветные огни ночного
аэропорта в широкое окно до потолка. Кое-что замечаю - впереди в
окне шпалы, но нет водителя. Короче, натурально, меня везет дрон.
Дожили.
Два китайских студента стоят рядом, я жестами показываю, что впереди
никого за рулем нет, а они не понимают моего восторга.

Наконец-то стою у стойки где заполняют бумаги, за мной - никого,
самоуверенный китаец мне пытается всучить кучу ненужных опций типа
хренового, но эпично дорогого ЖИ-ПИ-ЭСа и предоплаченного бензина. Его
желания пролетают мимо кассы - я все своё нашу с собой, а бензином мы
знаем как машину заправить.

Иду в гараж по стрелке и не нахожу своего класса машин. Стоят одни
Мерседесы. Иду обратно к китайцу, он говорит что у них мои машины
видимо закончились, но есть такие у соседей, и показывает мне куда-то
пальцем. Иду 100 метров в указанном направлении, вижу стену и в стене
лифт, захожу и спускаюсь на этаж ниже. Там две китаянки моют пол.
Спрашиваю, типа где тут гараж и машины - меня отправлают обратно на
4-ый этаж. Путешествую в обратном направлении и опять спрашиваю у
китайца, где же чих-пых моя машина, мне опять тыкают пальцем,
произнося одно слово - "там".

Ну, думаю чих-пых тебе в дышло... Миша Якшин - ты бы легко всписался в
этот коллектив.
Подхожу к соседней стойке, вижу перса, сразу говорю ему салям,
выдавливаю из себя нечто похожее на улыбку, но наверно выходит оскал,
и спрашиваю типа куда мне бедному податься - перс широко улыбается и
спрашивает откуда я такой красивый, привычно отвечаю - Люксембург.
Поскольку 99 процентов местных не знают никаких других европейских
стран кроме Италии, Германии и Франции, ну может быть еще Испании
(Обьединенное Королевство Англии, Шотландии и пары других
мелкобританских территорий для среднего и ниже среднего американца -
это остров и он не в Европе), то я ему делаю подсказку..."Не знаете?
Такая маленькая страна, ну...около Бельгии". Слово Бельгия тоже не
звенит в голове перса, при мне это случается далеко не впервые, на
этом давно отработанный экспромт заканчивается и я замолкаю, но
продолжаю улыбаться - для этого милейшего представителя другого и
убогого мира урок географии - после предоплаты.
Перс, начинает мне обьяснять звуками и жестами, при этом произносит
много звуков, просто персидский Бюльбюль (соловей) - из которых я
фильтрую несколько легко разбираемых глаголов, пару существительных и
прилагательных типа дверь. Оказывается правильная траектория для всех
борящихся и ищущих состоит в том, что да, таки надо пройти в другой
конец здания, но там не вступать дуриком в лифт (хотя и очень тянет),
а повернуть вдоль стены направо и пройти через стойку, за стойкой -
та заветная дверь, которая и ведет к разным машинам, в том числе и
моей.
Ну хотя б на стене стрелку или на двери знак повесили, или нарисовали
что нибудь, например печку или очаг. А у них получается ну совсем
непростое Буратино. Впрочем, может я такой глупый, а не эта группа
беженецев, обосновавшихся в Калифорнии? С другой стороны,
оценивая как в целом, так и по сравнению красноречие Калифорнийского
перса, в этих строках пою хвалу тебе, Шахиншах Реза Пехлеви. Великому
тебе, который 30 лет назад устроил на площади возле своего дворца
заварушку, получил по морде, и сбежал на запад, выплевывая по дороге
зубы выбитые местными борцами за свободу и просвещение (как они это
понимали), спасибо тебе о Светлейший за то, что дал возможность и
некоторым персам пожить в этой стране. Была у меня в лабе студентка,
по прозвищу Литл Марнуш и она была из Персии, ее папахен со всем своим
баблом и сородичами как раз в 1979 вместе с этим Резой ушел за кордон.
Мама по ее словам была известная (в узких персидких кругах) поэтесса.
В понедельник с утра мы пили чай в лабе и чтоб поднять тонус я иногда
просил у нее прочесть мне Омара Хаяма на староперсидском, типа "Нелепо
ли нам бяшите" ... и она декламировала с чувством и выражением. А еще
она разрисовывала края страниц лабораторного журнала арабской,
простите, персидской вязью. Потом она защитилась и уехала в
Калифорнию. Литл Марнуш, где же ты сейчас?
Tags: Кванты, МФТИ, Физтех, Юджин, проза, физтех, физтехи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments